Юрий Непахарев и студия "Синева фильм"
выставки, акции Самотеки Фотоальбомы Самотеки. Самотека. Юрий Непахарев, Илья Смирнов, Леонид Дубоссарский
 

1917 – 1924. ДНЕВНИКИ МУСИ и ИРЫ ДАЕВЫХ


Выставки и акции.
Салун Калифорния.
Атаман Козолуп.
Марш Шнурков.
Заселение Помпеи.
Илья Смирнов - Время колокольчиков.
Илья Смирнов - Мемуары
.
Леонид Россиков - Судьба монтировщика.
Юрий Якимайнен - проза.
Алексей Дидуров - поэзия.
Черноплодные войны
.
Игральные карты Самотёки.
Токарев Вадим о живописи.
Лебединное озеро.
Фотоархив Самотеки.
Архив новостей Самотеки.
Олег Ермаков - графика, скульптура.
Дневники Муси и Иры Даевых.
Мастерская на Самотеке.
Мастерская на Лесной.
Косой переулок.
Делегатская улица.
Волконские переулки.
Краснопролетарская улица.


1920 год

ДНЕВНИК ИРЫ

Тетради Иры № 9, № 10, 3 11. С 1 января по 27 марта 1920.
За этот период нет тетрадей  Муси №№ 12, 13, 14.

1 января 1920.. Сегодня утром папа ходил на службу. Электричество у нас очень мерклое, так что мы не могли заниматься и только играли в карты.
5 января 1919. Рано утром, как только мы встали, нам привезли дрова. Ната больна, дрова таскали няня, Муся и я. Дрова были толстые и длинные. [ см. стишок из журнала «Мыщь и Крыфса»: «Бревна мы спилили…» ].
6 января 1919. (24 декабря старый стиль). Сегодня по-старому канун Рождества. Утром мы с папой пошли к Абраму Григорьевичу за молоком. Идти было далеко, за Страстной монастырь. В три часа пришёл Пётр Юрьевич Орлов, и мама с Мусей пошли с ним на Бутырский хутор за ёлками. Мы с Натой пошли гулять, а папа сначала чистил копоть, а потом колол дрова. В половине седьмого пришли мама, Муся и Пётр Юрьевич с ёлками, а в восемь часов я, папа и Ната пошли в церковь. После ужина папа и мама зажгли ёлку, и мы получили по мешку с тряпками.
30 января 1920. Сегодня очень холодно. Давление очень высокое: барометр показывает 786 миллиметров. Утром мама пошла хлопотать, чтобы нас приняли в гимназию Ржевской. Вчера няня начала шить мне и Мусе платья, чтоб ходить в школу.
2 февраля 1920. Сегодня утром мы с Мусей впервые пошли в гимназию Ржевской. Мы пошли с папой, но папа нас только проводил. Сегодня там занятий нет, потому что замёрзла вода, и выдавали только завтрак. Я и Муся съели по две тарелки каши, и пошли домой.
Примечание. МУСЯ И ИРА НАЧАЛИ ХОДИТЬ В ШКОЛУ № 101 (или 107?), бывшую частную гимназию Л.Ф. Ржевской. Девочки иногда называют эту школу по-старому гимназией. Занятия в школе началисьчерез три недели, 23 февраля, но завтраки школьникам давали каждый день.
9 февраля 1920. Сегодня день маминого рождения. Мы с Мусей ходили к Ржевской, а папа всё-таки ушёл на службу. К двум часам пришли папа и Александра Ивановна Ливен. Сегодня мы в новых платьях. На обед у нас сегодня были пирог, суп и кура, а к чаю мы испекли ватрушки с творогом. После обеда мы трое пошли гулять и захватили коньки, которые мама достала утром. Теперь мы кота называем: «Се муа, де пуркуа», а сокращённо «Сёмушка».
16 февраля 1920. Сегодня мамины именины. Муся, я и Ната подарили ей, что могли. Муся — мешочек для пенсне, я — записную книжку, чтобы записывать главные события, а Ната — кусок белого хлеба, который получила в столовой. У меня болит горло, и я не выхожу даже в холодные комнаты. Но зато я помогаю няне. Юрочка вчера и сегодня много смеялся и ворковал. У нас были гости и парадный обед: блины, винегрет и гусь. После обеда был кофе. Тамара Исаевна не пришла, потому что она больна сыпным тифом. Мама послала ей через Вячеслава Николаевича блины со сметаной.
19 февраля 1920. Сегодня Юрочка очень мало ворковал и смеялся, он больше плакал, и у него нездоровый вид. Сегодня в школе давали селёдку, а ещё Мусе сказали, что с понедельника начнутся уроки. В доме № 11 был пожар. Я ужасно испугалась, но мама говорила, что нам опасности нет. Уже около семи папа позвонил по телефону, чтобы узнать, где пожар. Мы долго играли в карты, дожидаясь папу. Папа сказал, как он узнал, что здесь пожар: ему сказал главный пожарный.

21 февраля 1920. Суббота. Вчера ночью в доме №11 опять был пожар. Я и Ната так дрожали, что тряслись. Юрочка сегодня много улыбался и ворковал. Вечером у папы в канцелярии было собрание [Домового комитета?]. Утром, когда мама ставила мне термометр, я нечаянно разбила его, после этого плакала и была расстроена. Папа сказал, что теперь больше нигде нельзя купить термометра. После ужина к нам зашла Мария Густавовна и сказала, что Борис Александрович встретил тётю Олю (папину сестру), и она сказала, что у неё был ребенок, но умер, и что Тася и Валя больны чесоткой.
23 февраля 1920. Сегодня у нас в гимназии Ржевской должны были начаться занятия. Оказалось, что у них, как во всех гимназиях, холодно. У нас учительница читала про микробов, а потом задала нам написать, как ученики провели Рождество. Потом было пение, но я не пела, потому что учительница музыки сказала, что у меня неправильный голос. Сегодня Юрочка меньше смеялся и ворковал, он больше плакал. В пять часов его купали.
Примечание23 февраля День Красной Армии, но об этом в дневнике нет ни слова.
28 февраля 1920. Вот уже три дня, как у Юрочки опять начались припадки. Мама и Муся пошли с Юрочкой к глазному врачу. Маме сказали, что ему пора делать операцию.
29 февраля 1920. [Високосный год]. Сегодня я и Муся не ходили в гимназию, но зато помогали дома. Потом я, Ната и папа пошли в церковь. В церкви очень хорошо пели.

Тетрадь Иры №11. С 7 по 27 марта 1920.

12 марта 1920. Папа сегодня не уходил на службу, потому что сегодня большевицкий праздник. Муся пошла убирать на двор нечистоты, а Ната пошла в столовую. После завтрака папа, Муся и я пошли на двор скалывать лед около нашего флигеля. Я так устала, что у меня болела спина.
13 марта 1920. Утром мы с Мусей ходили в гимназию. После завтрака мы с Натой пошли убирать снег за маму и няню [снеговая повинность]. Потом мы пошли на урок Закона Божьего, но урока не было. Вечером мы пошли к Всенощной. Был хороший хор, и выносили крест, но у меня замёрзли ноги и болела спина.

Юра умер от недоедания 24 апреля 1920 года. Он жил всего 6 месяцев.
Из тетрадей Иры уничтожены №№ 12-14 за период с 27 марта по 8 октября 1920 года и №16 за период с 7 июля по 9 декабря 1921 года. Уничтожены тетради Муси за период с 1 января по 20 августа 1920 года(№№ 12-17) и с 1 октября 1921 года по 10 января 1922 года (№№ 21 и 22).
1920 год (продолжение)

ДНЕВНИК МУСИ

Тетрадь № 18. С 20 августа по 2 октября 1920 года
30 августа 1920.. В последние дни у меня и у Наты была повышенная температура. 27-го у нас был доктор Пурисев, главный в Мариинской больнице, и нашел, что у нас брюшной тиф.
2 сентября 1920. День рождения Наты. Няня сегодня легла в Мариинскую больницу. Я читаю рассказыМайн-Рида «Жилище в пустыне» и «Изгнанники в лесу». Оба не очень интересные.
5 сентября 1920. Папа ходил к няне в больницу. У неё катар кишок, и она лежит в той же палате, гдебольные брюшным тифом. Мне без няни очень скучно.
9 сентября 1920. Вчера (26 августа) были Натины и нянины именины. Я ей ничего не подарила. Сегодня второй день у меня нормальная температура, и я весь день была в движении: утром ощипывала курицу, которую папа зарезал, потом чистила яблоки нам на кисель, а весь остальной день штопала папе и себе носки. Как мне хочется поскорей поправиться!
14 сентября 1920. Вчера у Иры был жар 39, 5. Она лежит, но у неё не брюшной тиф, и она вскоре встанет. Так что, может быть, на Ирино рождение у нас будет пирог. Мы с Натой встали, чтобы помогать маме. Я делаю себе большую тряпичную куклу. Я ей вышила лицо. Её зовут Галя.
17 сентября 1920. Вчера папа ходил к няне в больницу, а сегодня её выписали, и в 4-м часу она пришла. Какая она бледная! Я подарила ей за именины два листика бумаги, 4 открытки с картинками и 2 секретки.Вечером няня доила козу Милку. Она дала сегодня 4,5 стакана.
21 сентября 1920.. Сегодня утром я ходила в церковь [Рождество Богородицы]. Ира с утра ушла в школу, а после занятий они пойдут в театр на «Джунгли». Вчера утром петушок Чи-ми-ми пел. Мама нам теперь читает рассказ Купера «Зверобой». В субботу я для няни написала три письма и сегодня тоже три. Теперь я делаю почтовые конверты.
24 сентября 1920. Вчера папе по службе принесли двух живых гусей: самец и самка. Самец весь белый; мы его назвали Мартын. [Имя гуся, на котором путешествовал Нильс в книге Сельмы Лагерлёф]. Они очень хорошие гуси, но у них, кажется, вывихнуты крылья. Гуси купались в луже. Петушок Чи-ми-минападает на гусей, они его боятся.
29 сентября 1920. Сегодня я в первый раз была в школе. Как хорошо у нас, и вместе с тем, кажется, как-то странно. Из 4-й группы многие наши остались на второй год. У нас много новеньких. В школе ставят печать на удостоверениях. В них написано, что такая-то нуждается в таких-то учебниках. Говорят, что с этим удостоверением можно получать учебники.
1 октября 1920.. Сегодня Ира в школу не ходила, потому что она пошла с няней на Башиловку, отводить нашу козу Милку к козлу. После уроков 27 человек из нашей школы пошли в театр в Мамоновском переулке [потом ТЮЗ]. Там ставили «Джунгли». Мне очень понравилось. Сегодня часы перевели на час назад. За последнее время мы натаскали много кирпичей на печку. Теперь у нас 162 кирпича, а надо 300…

Тетрадь №19. С 3 октября 1920 года по 31 августа 1921 года.

3 октября 1920 года. Воскресенье. Утром сегодня было очень холодно, но я всё время носила кирпичи и старое железо. У нас теперь 222 кирпича. Часов в 12 пришел к нам печник Узоров, из дома №16, со своим помощником, и они стали делать кирпичную печку в детской… У нас будут 3 печки. Теперь мама читает нам рассказ Купера «Зверобой». Вчера папа зарезал курицу Коку, а сегодня мы её ели.
6 октября 1920. Сегодня в «Кооперации» выдавали чугуны и сковородки, но мы не получили, потому что папа взял наши карточки широкого употребления.
8 октября 1920. Вчера мы ходили в школу, а сегодня нет. Вчера папа зарезал гусыню, а сегодня мы её ели. Всё утро мы помогали няне. Сегодня Ирино рождение, поэтому няня пекла пироги и вообще готовила более парадный обед. Папа подарил Ире книжку и пресс-папье. Мама ? посуду (конечно, не полный набор) и маленький черный мячик, который я дала ей, чтобы она подарила Ире. Я подарила клеёнчатую сумочку, которую шила сама, креслице-качалку для кукол; ещё бусы из семян акации, серьги для её куклы Нины и брошку для куклы Кати, а для [куклы] Толечка альбом. За Кота я подарила корзиночку, за Козу лайковые перчатки, которые мне когда-то подарила Няня, но мне они узки. Ната подарила Ире мальпост [детский стульчик] который ей когда-то подарила мама. В половине четвертого пришли Надя, Лена и НаташаНечаевы. Мы с ними очень весело играли.
14 октября 1920. Сегодня наши с папой именины! (1 октября по-старому). Мне папа подарил пресс-папье,мама ? клей и две катушки ниток для вышивания; Ира ? мешочек с сушеными вишнями и брошку; Ната ? вазочку. Папа получил вот что: от меня ? вышитый мною мешочек для хлеба и записную книжку; от Иры ? мешочек для головной щетки; от мамы ? зубную щетку, а от Наты ? перочистку и картинку. После завтрака у меня пили чай: Нина, Ната, мама и Няня (Ира капризничала и не хотела). Нина подарила мне 12 номеров журнала «Юная Россия» за 1909 год.

 

18 октября 1920. Сегодня у нас в школе первый раз был урок природоведения с новой учительницей,Варварой Ильиничной. 3-й урок был ручной труд. Елизавета Тимофеевна принесла материю, которую ей выдали в Совете, и предложила всем желающим вместо переплета книги шить кисеты для красноармейцев. Я тоже взяла и шила кисет. …Мама теперь читает нам «Две королевы» из журналов «Юная Россия», которые подарила мне Нина.
19 октября 1920. Когда мы возвращались из школы, было очень холодно, дул сильный ветер. После завтрака я сидела дома, потому что мама ушла на Пименовскую улицу к портнихе. Она шьёт ей зимнее пальто. А пока у нас с мамой нет зимних пальто, и мы ходим по очереди в мамином драповом. Вот почему я сидела дома, пока мама уходила. Потом я пошла погулять. Мороз был настоящий. Куры, цыплята и козагуляли очень мало. У нас в школе уже есть расписание уроков.
24 октября 1920. Сегодня я совсем разболелась. Папа утром посылал Иру с письмом в училище. Она зашла и в школу, за завтраком. Давали по 2 куска хлеба с маслом. После завтрака мы весело играли в детский сад. Мы играли с куклами, их было 6 человек. Я была учительницей. Потом мы играли в фей, а потом Ната ушла в гости, а мы с Ирой и куклами играли в ЖИТЕЛЕЙ ЛЕСА, вдали от человеческого жилья. Я была муж Гарри, Ира ? жена Мэри, а мой мишка Саша ? наш сын. Мы устроили в детской из стульев дом. Я ходила на охоту. И один раз я принесла с охоты наш столовый хлеб с маслом.
19 ноября 1920. Вчера вечером обокрали Цецилию Мироновну. Говорят, дочиста. Её, действительно,очень обокрали. Украли всё: конечно, одеяла и подушки, словом, всё, кроме мебели. Когда мы пришли из школы, для отыскания воров приводили известную собаку Трефа. Пока ничего неизвестно, найдут ли. Сегодня вечером у нас потускнело электричество. Очень тёмное, глазам больно.
24 ноября 1920. В прошлую субботу (по старому стилю 7 ноября) была 10-я годовщина смерти Льва Николаевича Толстого, и поэтому у нас в школе на следующей неделе устраивается «утро». Я еще не знаю точно, что будет, но пока известно, что будем петь гимн Льву Толстому и ставить толстовскуюпьесу «Свечка». Я участвую, играю старуху. Роль очень маленькая. Вчера мама начала читать нам«Мертвые души» Гоголя. Папин знакомый, Петр Макарович Трубицын, пригласил нас и маму в воскресенье в театр. Он взял ложу в Большом театре на балет «Щелкунчик».
1 декабря 1920. Сегодня с утра ставилась эта «Свечка». Сначала Людмила Васильевна читала в зале биографию Толстого, потом маленькие дети говорили разные стихотворения. Потом представляли и мы. Все были похожи на тех, кого изображали. …Я теперь заплетаю волосы в косички. Коза Милка теперь дает мало молока. Петух очень слаб, и его скоро зарежут, но на его место будет новый. Папа теперь приходит домой очень поздно. По географии мы уже начали проходить Европу.
14 декабря 1920. Сегодня я с Марией Густавовной пошла в музыкальную школу, чтобы записаться. Во-первых, мне хочется учиться, а во-вторых, чтобы получить удостоверение, что я учусь музыке не дома, а в школе (чтобы потом не отобрали пианино). Меня записали, а удостоверение получу завтра. Теперь я с папой прохожу ботанику. Мама нам читает «Белый клык», рассказ Джек Лондона.

1921 год

ДНЕВНИК МУСИ

Тетрадь № 19. С 1 января до 31 августа 1921

 

1 января 1921 года. Суббота. С Новым годом! С Новым счастьем! Я так рада, что скоро будет Рождество. В Музыкальной школе нас  распустили в этот четверг до 18 января. Наш лектор по теории музыки А.М. Дианов выдавал нам по два билета на концерты 9-го и 14-го января в Малой зале Консерватории. В нашей школе нас распустили 30-го до 18 января. Но за завтраками мы будем ходить в школу по-прежнему. В четверг нам в школе прививали оспу. У нас, кажется, прививается. Вчера от школы мы ходили с учительницами в театр в Мамоновском переулке, на Тверской. Там шла сказка Андерсена «Соловей». Очень интересно.
9 января 1921. Воскресение. С Рождеством Христовым! Я и не заметила, как подошел сочельник. Папа пошёл на Бутырский хутор за ёлкой, а привёз пихту. А я ходила в «Кооперацию» за хлебом на маму и няню. Теперь взрослым выдали очень большие карточки: с одной стороны хлеб, а с другой продукты. Мне выдали и на детские рыбу. В сочельник я получила такие подарки: от папы и мамы чашку, две ленты, лоскутки и две книжки: Загоскина «Юрий Милославский» и М.Н. Богданова «Мирские захребетники». 7 января я выпустила журнал «Солнышко» № 7 за июль. …Теперь мама читает нам «Детство и отрочество» Л.Н. Толстого.
20 января 1921. Сегодня мама ходила в «Кооперацию» и получила там на свою и нянину карточки полпуда хлеба [8 кг]. Когда она возвращалась, то нищий, какой-то пленный, просил милостыню. Этот пленный, деникинец (белый), попал в плен к большевикам (красным). Мама его привела к нам, он наколол нам дров, и за это мама ему дала кусок хлеба фунта в два [800 г] и коробку спичек. Он обещал ещё прийти, в субботу. Я сегодня сделала хлопушку.
22 января 1921. Сегодня большевистский праздник (9 января), и потому папа был дома. Утром пришел пленный и пил у нас в кухне чай, а потом все пошли к сараю пилить. Я ж пошла в школу. Из школы пришла в час дня, так как назад шла очень медленно. Мама была дома, а папа, няня, Ира, Ната и пленный работали у сарая. Я пошла им помогать. Этого пленного зовут Леонтий (сам он себя называет Левон). Он из Донецкой области. Алексей [Королев] с пленным пилили, папа колол, а няня, Ира и Ната возили дрова домой. Мы работали до обеда;
31 января 1921 года. Сегодня первый день я могу, вернее, мне позволили, писать. Я болела корью. Заболела уже давно. 25-го января был день Татьяны, и у папы было человек 8 гостей. Они собрались в 9 часов вечера. Обед у них был устроен в складчину и поэтому очень богатый. На нём были тольколекторы МПТ (Московского Пожарного Техникума), где служит папа. Мы сидели в детской, и, так как Ире тоже нездоровилось, то одна Ната приносила нам понемногу от каждого блюда. До 4-х часов папа с гостями, почти не переставая, пели. В среду у меня и у Иры оказалась сыпь. Пригласили Цецилию Мироновну. Она сказала, что это корь. ‹…› Лежать мне очень скучно. Вчера мама нам начала читать «Приключения Финна» Марка Твена. Очень интересно.
1 февраля 1921. Мне жаль, что я не хожу в школу. Во-первых, много пропущу, а во-вторых, папа поступает к нам в 5-ю группу преподавать природоведение.
6 февраля 1921. Наконец-то я встала! Ещё слабость, голова кружится, ноги подкашиваются, но лежать так надоело, что решила встать. У Наты температура 39,2 градуса, показалась сыпь. Сегодня мы разобрали ёлку. После обеда мы с Ирой играли в спальне у печки. Мы были «знакомые», и я пришла к ней, а она готовила и меня угощала.
9 февраля 1921 Сегодня день маминого рождения, но праздновать не будем, потому что, во-первых, нечем, мы и так почти одними столовыми завтраками питаемся, а во-вторых, у папы по средам бывает Заседание Ученого Комитета, и папа приходит в 12 часов ночи. А через неделю мамины именины, тогда уж, верно, праздновать будем. Вчера мама дочитала нам «Юрий Милославский» из Смутного времени, когда был Лжедмитрий, Тушинский вор и др. Теперь она начала читать нам из времен Иоанна Грозного «Князь Серебряный».
12 февраля 1921. У нас в школе очень много прошли по арифметике и географии. Я теперь каждый день, почти не отрываясь, занимаюсь. Мне очень хочется поскорее в школу. Уроки мне чаще всего девочки присылают с папой. Надя мне вчера прислала ещё и письмо. Вот отрывок из него: «Муся, Михаил Павлович так понравился всему классу, что его уроки ждут с нетерпением». ‹…› Недавно вышел новый декрет об отмене пайков. Это очень худо, потому что купить почти ничего нельзя, а без пайков нечем будет питаться, потому что все только пайками и живут.
20 февраля 1921. Воскресение. Мы с Ирой болеем уже 4 недели. В школу пойдем во вторник. Наша школа I ступени почему-то переменила номер: была № 101, а теперь № 30. Мы играли с Ирочкой «в гости». Она стряпала обед, чай, ужин. Мы много смеялись.
22 февраля 1921. Сегодня мы с Ирой пошли в школу. Природоведения сегодня не было, так как папа не мог быть сегодня. Об этом все у нас в классе жалели. Всем он очень понравился. Вчера снеслась Цыганка,а сегодня Пеструшка.
25 февраля 1921. В понедельник во всех школах выдавали ордера, девочкам на платья, а мальчикам на костюмы. И каждой школе назначали день, в который ученики должны были идти получать платья и костюмы в особый, советский магазин. Платья были синие, черные, рыжие и клетчатые. Я взяла себе синее. Когда мы получили платья, то пошли завтракать в школу. Давали кашу и хлеб. Сегодня снеслись три курицы! Как рано!
26 февраля 1921. Сегодня в первый раз была на уроке природоведения с папой. Папа преподавал у себя вестественно-историческом кабинете в Реальном училище. Сегодня была химия, и папа показывал много опытов. Очень интересно.
1 марта 1921. Сегодня папа опять преподавал природоведение в естественнонаучном кабинете. Рассказывал про растения и микробы. На рисовании мы рисовали ветряные мельницы. Сегодня мне очень не здоровится: болит голова, в школе тошнило, рябит в глазах.
6 марта 1921. В прошлое воскресение случилось событие: у козы Милки родились трое козлят. Через два дня двух из них Алексей зарезал. Мне их ужасно жалко. Такие были миленькие! Остался один козленочек, очень славный. Зовут его «Буцефал», но мы его называем «Буцик».

28 февраля НАЧАЛО КРОНШТАДСКОГО МЯТЕЖА
8.03 1921. Решение X съезда ВКП (б) о переходе к
НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ (НЭП)
21. 03. 1921. Декрет о замене продразверстки продналогом.

ПЕРЕЕЗД НА САДОВО-САМОТЕЧНУЮ улицу, дом №  8, кв. 1.
26 марта 1921. Нас выселяют из нашего дома в Тихвинском переулке. Этот дом сделался рабочим уже давно, в ту зиму. К нам вселяли рабочих из Бутырской тюрьмы и уплотняли ими. В эту зиму у нас появилсякомендант. Выселять будут весь дом. Мы, верно, переедем в квартиру при Реальном училище.
28 марта 1921. Мне так хочется поскорее переехать! Хоть и жалко покидать милую старую квартиру, в которой мы прожили 12 лет, сад, двор и всё, к чему так привыкли, но так лучше. Двор небольшой, сада при доме нет, но зато в других местах поблизости есть хорошие сады. Мы теперь уже переносим вещи. Мы целыми днями укладываемся, потому что папа хочет поскорей уехать. Папе надоел комендант, да, кроме того, если бы мы не выехали, у нас отбирали бы две комнаты. Выселять хотят только не рабочих, а вселять будут рабочих из Бутырской тюрьмы. Сегодня у нас в доме был пожар, приезжали пожарные. Скорей бы переехать!!! Да …
Примечание: Нарисован план квартиры № 18 в доме 7 в Тихвинском переулке. Квартира общей площадьюне менее 100 кв. м из 9 комнат: Передняя. Кабинет, Столовая, Спальня, Детская, Комната Муси, Комната для прислуги, Кухня и Проходная.

31 марта 1921. Так как нас выселяют, то для перевозки дают три воза. Для пианино у нас есть охранная грамота, которую я получила, когда поступила в музыкальную школу. Папа на днях ходил в музыкальный отдел и получил разрешение на право вывозки пианино. Там же, в музыкальном отделе дают и воз для его перевозки. Сегодня в 5 часов приехали лошадь и два человека и увезли пианино в Училище. Папа пришел со службы и поехал с пианино. Мы теперь каждый день переносим вещи в Училище. Наши куры все несутся. Чи-ми-ми (петух) выдавливает простых кур. По географии мы проходим уже Южную Германию. По арифметике идёт проверка.

2 апреля 1921. Сегодня Серов взял свои вещи, которые стояли у нас. Среди дня приходила Валя Мардарьева и взяла часть из их вещей, что есть у нас: детские книги, часы с маятником, икона, миска, елочные украшения, лампа и чайник. У тети Оли 2 марта родился мальчик Женя, ему уже месяц.
Примечание: Серовы были арестованы в 1919 году, госпожа Серова ?14 января, а её муж ?23 марта. В 1921 году он, как видно, был на свободе, но ценные вещи хранил у знакомых, потому что при очередном обыске могли забрать всё. Тетя Оля ? родная сестра отца, Ольга Павловна.
8-10 апреля 1921. Сегодня в 12-45 дня по переставленным часам было затмение солнца. Я его видела через закопченное стекло. В школу я не ходила, мне нездоровится: кашель и повышенная температура. … Коза молока очень убавила; ей купили сена, но она его плохо ест, а больше нечего ей давать. Наши три куры, Пеструшка, Краснушка и Цыганка, несутся хорошо и нанесли больше полсотни яиц. А сегодня в первый раз снеслась Дофиночка.
11 апреля 1921. Так как папа заболел, то насчет вывозки вещей хлопотала мама. Из рабочих домов теперь вещи вывозить очень трудно. Много вещей нужно оставить и на вывоз надо получить разрешение. Маме сегодня дали разрешение на вывозку вещей, однако нужно оставить рабочим шкаф, зеркало и две кровати. Сравнительно, это мало. Завтра мама будет хлопотать насчет транспорта. Нам должны выдать три подводы из Секции (от МОСХа?) и ещё три папе дают по службе из Коммунального хозяйства (МКХ). Скорей бы переехать!
15 апреля 1921. Наконец-то, мы переехали! Кур и козу мы устроили в сарае.
17 апреля 1921. Вчера мы были в школе. Нам выдавали по три миноги. Мы их сегодня ели за обедом. Мы устроились очень хорошо. Комнаты большие и разделяются на отдельные «комнаты», так что есть и «передняя», и «гостиная». В «кабинете» стоит письменный стол и столик для пишущей машинки. Наша, детская, комната большая, высокая, в ней два больших окна. Есть ещё наша «классная» комната. В ней стоят: стол для занятий, два книжных шкафа и, конечно, стулья. Вот и всё. Кур и козу сторожить легко, потому что двор закрытый. Надо только смотреть, чтобы они не вышли на улицу. Недавно большевики объявили свободную торговлю, и теперь везде торгуют.
22 апреля 1921.. Сегодня у нас уроки последний раз до Пасхи. Я собирала у 5-й группы тетради по природоведению. Папа их будет проверять. Нас отпустили до вторника Фоминой недели.
24 апреля 1921. Воскресение. За нашим двором есть большой пустырь, ход на него с Большого Спасского переулка. На этом пустыре пасётся наша коза Милка. В пять часов папа, Ира, Ната и я пошли в Тихвинский переулок к Орловым, а потом на кладбище. Папа взял у Орловых лопатку, и мы окопали Юрочкину могилку, потому что она была вся смята. Мама лежит, у неё плеврит.
28 апреля 1921. Маме гораздо легче. Мы с няней нездоровы. В половине восьмого папа, Ира, Ната и я пошли в Пименовскую церковь на 12 евангелий. Пришли мы ко второму и были до конца. Свечку донесли. Вечером Кирилл Гаврилович [директор Реального училища] показывал нам «калейдоскоп», разноцветные камушки. Очень красиво и интересно. Потом показывал «туманные картины», разных животных.
30 апреля 1921. Страстная суббота. В Благовещение было тепло, но шел дождь, и значит, такая же погода будет в первый день Пасхи. Но мне очень хочется, чтобы завтра была ясная погода. Сегодня у нас было очень много работы. Мама вчера встала, сегодня уже всё делала. Испекли четыре кулича, пряничков, сделали манную пасхуЯиц у нас было 61 штука. Много пошло в печенье, осталось 20, а 30 мы красили луковыми скорлупками. Святили мы кулич и 6 яиц в церкви Спаса на Песках, в Большом Спасском переулке [ныне переулок Ермоловой, а церковь давно разрушена]. До 9 вечера я пасла козу на пустыре. Подарки я всем приготовила. Вчера у папы в Пожарном Техникуме выдали сахару, кофе и спичек.
1 мая 1921. Воскресение. Первый день Пасхи. Сегодня мы проснулись довольно рано. Светило солнце. Дождя, как ни бывало, очень хорошо. Как только мы проснулись, сейчас же я со всеми похристосовалась, подарила всем подарки. Папа и мама сделали для нас сюрприз: настоящую пасху из творога, очень вкусную. Мама подарила мне маленький зелёный Атлас. В нём Европа, все страны и все остальные части света: Азия, Африка, Америка и Австралия. Только написано всё не по-русски. Это мне будет «немая» карта. Вечером я у мамы попросила, и она мне подарила свою книжку «Исторические рассказы» Н. Полевого. Я их читаю, очень интересные, вот мне и хотелось, чтобы эта книжка была моя. Днем к маме и папе приходили гости. Сегодня у нас всё очень вкусно, пасха, куличи, яйца, свинина великолепны, прямо объедение.
15 мая 1921. Воскресение. В 10 часов папа, я и Ира пошли на экскурсию в Петровское-Разумовское. Взяли с собой мешки, а я и папа ботанизирки. Проходили мы три часа. Набрали цветов и листьев, и травы для козы. Потом мы пошли к Сергею Николаевичу Сокову. Он живет на даче, на Соломенной Сторожке. У него обедали. Домой шли пешком и вернулись поздно, так что уроков на завтра я не выучила. Зато цветов принесли много и для козы травы, но устали, устали ? и описать нельзя! Я ног под собой не чувствую.
20 мая 1921. Мне теперь так некогда писать. Сейчас идут зачеты, проверки. У меня теперь очень болят ноги, не знаю, от чего. Так ничего, а бегать не могу.
21 мая 1921. На первом уроке у нас была ботаника, и папа сказал, что переводит меня без зачета. На втором и третьем уроках мы писали проверочное изложение по рассказу Достоевского «Орёл в неволе».За арифметику я очень боюсь. Сегодня решала задачи.
27 мая 1921. Вчера папа, Ира и Ната ездили в Петровское-Разумовское, набрали цветов и травы для козы.Были у Крилей. 3-го июня у Элиньки именины, и мы приглашены. Сегодня няня начала шить нам платья. Они модного фасона, сатиновые, светло-коричневого цвета.
Зачет по географии будет в понедельник. Елена Митрофановна очень интересно задала нам. Она предложила каждому выбрать государство в Европе, в которое больше всего желал бы поехать. Я выбрала Голландию. Очень легко, я её выучу и отвечу. Ещё нужно рассказать, по какой дороге будешь ехать, мимо каких государств, какие там важнейшие города, чем занимается население, какую исповедует веру, что я могу там купить, что увидеть и тому подобное. Если я поеду из Москвы морским путем, по Балтийскому морю, то государств будет много. Поэтому я выбрала сухопутный путь, а именно, по Северной Германии. Мне-то хорошо, а другим-то похуже, тем, кто выбрали себе страны, лежащие далеко от России. Например, Сима выбрала себе Грецию, ей придется описывать Румынию, Болгарию, Турцию. …А кто выбрал Португалию! Ещё больше! В музыкальной школе тоже экзамены. Я теперь очень много занимаюсь. Я научилась печатать на машинке, уже написала на ней два письма для няни.
Сочинение. Как у нас проходит день.
Дни у нас проходят очень одинаково. Встаем мы в 9 часов утра. К 10 часам я и Ира идём в гимназию, Ната пасёт кур, а мама идет на пустырь с козой. Мама приходит с пустыря в 2 часа, а до этого ей Ната носит на пустырь завтрак. Няня в это время убирает в кабинете, а Ната занимается с мамой на пустыре. В 4 часа папа идет завтракать в школу, а потом мы обедаем. После обеда мама опять ведет Милку на пустырь, а в 9 часов приходит. Куры идут домой в 8 часов, а потом мы свободны. Так проходит обыкновенно у нас день.

 

2 июня 1921. Вчера в гимназии был педсовет, а после него нам сказали, кто перешел, а кому зачет осенью. Я рада, что перешла. Теперь в Москве очень много жуликов, только и слышно: того-то обокрали, у тех-то вытащили, там-то залезли. Коза Милка теперь спит в кабинете с папой и Канисом. Я сплю с мамой, а няня на диване. Вчера многие из наших девочек решили собрать деньги и преподнести нашим учительницам подарки. Елену Митрофановну (по географии) и Анну Семеновну мы любим больше всех, им мы подарили по чашечке. Вере Георгиевне преподнесли духи и один пион, а Людмиле Васильевне Голохвастовойодин пион.
3 июня 1921. Сегодня день Константина и Елены. Мы еще на той неделе были приглашены к Элиньке Криль, в Петровское-Разумовское. Нам сшили к этому дню платья, а я сшила сумочки. Элиньке мы подарили «Татарчонка Ассана» и сумочку, которую я тоже сделала. Нас они приглашали к обеду, но мы приехали на паровичке рано, и обед не был еще готов.
Ира и Ната пошли с Элинькой и её двумя подругами, Верочкой Леонтович и Иринкой Горячкиной играть на лужок, а я отправилась с мамой к Клименту Никитичу Швецову (папа просил передать ему письмо). Когда мы вернулись, обед был готов, и мы сели обедать. В 4 часа был чай. К чаю собралось очень много гостей, так что с нами набралось 18 человек. В семь часов в сопровождении мамы и Людмилы Николаевны мы отправились к пруду купаться. Выкупались очень хорошо, освежились. Пришли мы, как оказалось, за четверть часа до отхода последнего паровичка. Я побежала скорей рвать траву для козы. Пришли к паровичку ? битком набито. Кое-как втиснулись на площадку переднего вагона. Паровичок довез нас до Палихи. У Эли было очень весело, она сама такая милая. Ей теперь 8 лет. Я сегодня очень устала.
Примечане. Мельком упомянутое имя девочки, Иринки Горячкиной, показалось мне знакомым, но я не сразу сообразила, что это хорошо мне знакомая Ирина Васильевна, мать моей подруги Гали Ярошевской. Я тотчас позвонила Гале. Оказалось, что она хорошо знала упомянутую в дневнике Элиньку Криль, потому что её мама всю жизнь с ней дружила. Таким образом, выяснилось, что в жаркий июньский день 1921 годана лужке” в Петровском парке играли две девочки, Ира Даева и Ира Горячкина, а через 60 лет линии жизней их дочерей, Лёли Степаненко и Гали Ярошевской «пересеклись» в доме третьей девочки, Тани Коробьиной. Она училась в одной школе с Мусей и Ирой Даевыми, а после войны стала учительницей и к ней в класс пришли их дочки, Лёля и Нина. Произошло это в тот момент, когда дочь Татьяны Юрьевны,знавшая их обеих, прочитала Мусин дневник.

17 июня 1921. Сегодня день моего рождения, мне исполнилось 14 лет. Папа подарил мне компас, мама два носовых платочка и книжку Майн-Рида «Всадник без головы». В два часа мы пообедали, а в 4 часа пришли ко мне гости: Оля Чиненова, Синичка и Аня Кардашева, и мы пили чай. Потом мы играли. Я показывала им бабочек и наше кругосветное путешествие.
21 июня 1921 года на совместном заседании Всероссийского съезда агрономов и МОСХ Президент МОСХ профессор А.И. Угримов предложил учредить Комитет помощи голодающим. Об этом Комитетесм. Справочные материалы).
Примечание. Летом семья Даевых жила в Москве, на дачу не выезжали. Один знакомый подарил папе огромную белую ангорскую крольчиху Мими и 5 крольчаток. Коза, несколько куриц и кролики требовали постоянного ухода и добывания для них корма. Но всё это окупалось тем, что они снабжали семью козьим молоко, яйцами и мясом — продуктами, очень дорого стоившими на рынке. Папа пробовал вывести цыплят в инкубаторе, но из этого ничего не вышло. Для детей, оставшихся в городе, была организована «летняя школа». В школе их кормили завтраками и обедами, а учителя возили на экскурсии-прогулки по ближайшим окрестностям Москвы: в Кунцево, Одинцово, Жаворонки, Барвиху. Девочки собирали цветы и грибы. Муся всё лето занималась с отстающими ученицами, готовила их к сдаче зачетов, отложенных на осень.
15 июля 1921. Юбилей папиной и маминой свадьбы (15 лет). Маме мы подарили сумочку, которую я вышила, а папе красивые подставочки, которые нашли на пустыре. В 7 часов у нас были гости (Диамидовы и Кирилл Гаврилович) и мы обедали. За обедом был пирог с рисом, мясо, картошка, очень вкусные огурцы (их преподнесла папе и маме няня), а за чаем тоже было очень много всякого вкусного. Сегодня у нас кончилась летняя школа.
25 июля 1921. Папа теперь имеет дела в Петровском-Разумовском. Он получил разрешение на делянку в 3-м квартале леса. Мы пошли туда и наломали очень много веников для козы. Там встретился лесник. Он оказался папиным знакомым. Папа его знал, когда учился в Петровской Академии.
27 июля 1921. Сегодня мы получили в лавке соль, сахар и спички. Людмила Васильевна [Голохвастова, учительница] дала мне три билета на симфонический концерт в Большой зал Консерватории.Инкубация не удалась. Ни один цыпленок не вывелся. Все яйца оказались тухлыми или с мертвыми зародышами. На одном оставшемся яйце теперь сидит Краснушка.
31 июля 1921. Воскресенье. Вчера мы с Гулей и Валей ходили на концерт. Было очень интересно.Дирижировал Глиэр, а пел Бочаров. Я теперь читаю «Герой нашего времени» Лермонтова.
3 августа 1921. Вчера у крольчихи Музы родились Музята. Сегодня папа их считал; кажется, их 9 штук. Я теперь каждый день решаю задачи, читаю Лермонтова, Пушкина и Островского, играю на пианино. В пятницу папа повезет крольчиху Флоринду для покрытия.
8 августа 1921. Вчера я сшила себе платье. Вышло очень славно. Сегодня в продовольственном магазине мы получили белый хлеб. Из чего же? Из самой чистой фасоли. Кислый, горький. Но ничего, есть можно. Няня больна, видно, сердечное. Она лежит, ест манный суп. Расстроены нервы. Теперь на пустыре травы и вообще еды почти совсем нет: пасутся 11 (одиннадцать) коз, лошадь, овца и козёл. Откуда же быть траве?
28 августа 1921. Воскресение. Успение (15 число по старому). Ира простудилась. Ната будет держать экзамен 1 сентября. Мама теперь читает нам Загоскина, а я себе Гончарова «Обломов». Сегодня Ната под нашими воротами нашла два чулка. Очень хорошие, большие, хотя и рваные. Ира их починит, и они с Натой подарят няне на именины. А я ей сделаю брошку.
31 августа 1921. Сегодня утром я с мамой ходила на Садовую-Спасскую улицу за папиным пайком. Папе выдают Совнаркомовский паек из «Цагру» [Центральное Агрономическое Управление?]. Выдали: 450 г сливочного масла, 100 г чаю, 300 г мыла, 300 г сахару и 300 г соли. Послезавтра Натино рождение, хорошо, что масло и сахар есть. Сегодня я ходила в музыкальную школу и получила удостоверение. Начало занятий в нашей гимназии 5 сентября, то есть в этот понедельник. Папа получил место заведующего Огородными Курсами и управляющего имением на даче Студенец. Это на Нижней Пресне в доме № 3. А (папин ученик) Алексей Королев поступает туда заведующим хозяйством. Там огороды и 30 десятин земли. Есть огромный парк с прудами. Папе там уже два раза выдавали овощи. Там освободится квартира в 3-4 комнаты, с водопроводом, канализацией, электричеством и телефоном. Мы туда переедем насовсем, а здесь за нами комнаты не будет. В Студенце свое большое хозяйство: 11 лошадей, 3 коровы, свиньи. Нас в школу и папу на здешнюю службу будет привозить лошадь. Там, по крайней мере, будет сытно, однако мне переезжать ужасно не хочется.
Тетрадь № 20. С 1 по 30 сентября 1921 года.

8 сентября 1921. Сегодня день Натальи, Натины и нянины именины. Ната получила следующие подарки: от мамы и папы книжку «Сказки братьев Гримм», от меня брошку, а от Иры сумочку и бусы для куклы. ОтКирилла Гавриловича яблоко и записную книжку, а от Юлии Константиновны карандаш с выдвижными, красным и синим, карандашиками. А няня получила немного подарков: от мамы и папы ? 20 тысяч рублей,от меня ? брошку, а от Иры и Наты ? чулки, которые Ната нашла под воротами.
11 сентября 1921. Сегодня очень жарко, солнце так и палит. После обеда папа поехал в Студенец и взял нас с собой. «Там рай земной», ? говорили мы маме, вернувшись домой. В имении очень хорошо, много лошадей, прудов, садов, огородов. Несколько коров, коза. Алексей Королев показывал нам запасы; угостил помидорами, моленными огурцами, морковкой, яблочками. Как хорошо там будет нашим зверям!
13 сентября 1921. Сегодня мы переехали. Возчики приехали в 11 часов. Нам прислали два полка. Я, Ната, Кот и крольчиха Флоринда (в корзинках), куры и остальные кролики (в клетках) с некоторыми вещами ехали на переднем полку. Ира, няня и Канис с остальными вещами ехали на втором полку. А папа, мама и коза Милка ехали в пролётке.
30 сентября 1921. Вчера Ната заболела, но не ангиной, а, видимо, у неё просто инфлюэнца. Мама тоже простудилась. Вчера мама и папа были в гостях у Людмилы Николаевны Криль в Петровском-Разумовском, и, верно, когда ездила, и схватила. Я теперь устраиваю лотерею для нас, детей, и чтоб было больше народу, играют и наши большие куклы.

Нет тетрадей Муси № 21-22 за период с октября по декабрь 1921

1922 год

ДНЕВНИК МУСИ

Тетрадь № 23. С 11 января по 26 мая 1922 года

19 января 1922. Крещенье. Сегодня в 11 часов утра был крестных ход на Москву-реку. Мы ходили. Сошлось 4-5 церквей. Мы скоро вернулись. Вчера вечером я была у Ади, и мы гадалитопили воск. Мне вышла коронка. Потом мы жгли бумагу, но у нас ничего не вышло. Потом Устюша гадала мне по картам. Мне предстоит свидание с червонным королем и поздняя дорога. А сегодня мы были у Злобиных, гадали с блюдцем. Я задумала желание (вопрос), сдала ли я экзамен по музыке. Мне вышло «Сдали». Я не верю, мне казалось, что Адя двигала блюдце. Кот пропал. Ушел вчера вечером и не вернулся. Верно, стащили. Очень жаль бедного.
22 января 1922. Воскресенье. В пятницу утром вернулся Кот. Уж как мы были рады! Но в каком виде он вернулся! Вчера я сшила себе платье из старого маминого капота. Осталось пришить кнопки и воротничок.Сегодня Краснушка снеслась.
28 января 1922. В гимназию мы начали ездить с понедельника. Я хожу в платье из капота. Сначала оно меня смущало, теперь ничего. В школу ездим каждый день. Уроки идут у нас нормально. Вчера у нас был медицинский осмотр [. рисунок М.П. Даева.]. Во мне около трех пудов весу, или 48 килограммов. А сколько у меня рост, я не помню.
5 февраля 1922. Воскресение. Занятия у меня идут ничего. Писали характеристику из Евгения Онегина. Завтра Петр Николаевич Соколов принесёт. Я теперь читаю «Мифы классической древности» Шваба.Мы по истории только что кончили мифологию Греции. В четверг будет классная работа. Будем писатьчто-то про Троянскую войну.
9 февраля 1922. Сегодня мамино рождение. Ей исполнилось 38 лет (1922-38=1884 год рождения). Вчера зарезали двух кроликов, а сегодня мы их ели. И был ещё пирог. У папы обновка: портной сшил ему шубу на лисьем меху. Сегодня у Музы родилось 10 музят, три сдохли. От прежних остались трое крольчат, наши дети. Мой серый, его зовут Фриц, а у Иры и Наты — Черный и Малыш.
13 февраля 1922. Вчера мы с Нечаевыми были на опере «Кармен» в театре Зимина. Билеты мы купилипо 25 тысяч, поэтому сидели ближе, чем в прошлый раз. Мне понравилось, только не было особенно ясно, но Нечаевы мне объяснили. Сегодня по алгебре нам объясняли деление многочленов; я ничего не поняла. Я теперь читаю роман Тургенева «Новь».
21 февраля 1922. Теперь у нас два раза в неделю 4-й урок физика. На Масляницу нас распустят завтра. В школу (слава Богу!) привезли дрова, и надо теперь вносить 200 тысяч. В воскресение мы с папой сбрасывали снег с крыши нашего дома. Скользко и очень страшно. Я теперь принялась за свой журнал.
28 февраля 1922. Масленицу мы провели не весело, блины были два раза. В четверг была в школе на спектакле. Больше ничего. Папа очень болен. Что-то с желудком, но главное ? у папы ослабление сердечной деятельности, у него болит голова, но он не лежит. Он взял отпуск, но его не оставляют в покое и приходят по делам. 10-го февраля часы перевели на 1 час вперед. Сегодня выпустила «Солнышко» № 8 за 1921 год. Буду издавать и за 1922 год. Моими сотрудниками будут: Ната, Ира и Надя Нечаева и, может быть, Лена, Адя и папа.
2 марта 1922. С 27 февраля очень сильно тает. Два раза даже шел дождь. На санях ездить, особенно в центре, нельзя. Почти все уже на колёсах. Папе очень плохо, он ничего не ест. Папа лежит. Мама ему читает.

4 марта 1922. Папе сегодня лучше. Сегодня, наконец, я получила башмаки. За них запрашивали 5 миллионов, а уступили за 3,5. Башмаки хромовые, на высоких каблуках, высокие со шнуровкой (словом, модные).
22 марта 1922. Я завела себе очень хорошенький альбомчик для стихов. Пока мало кто написал, я никому не даю, в школу никогда не ношу, да и не буду. Особенно красивое стихотворение написала мне мама. Вот оно:
Взбунтовалась метель, воет, стонет, ревёт;
И гудит, знай, гудит, заливается.
Но стоит великан, смело смотрит вперед,
Он стоит, в ус седой усмехается.
Много светлых надежд, много дум дорогих
В глубине его сердца таится;
Ждет он светлой весны, тёплых дней золотых,
От того и борьбы не боится.
Если в жизни случится, что горе с нуждой,
Как метель над тобой пронесутся,
Ты на жизнь не маши безнадежно рукой,
Но отважно и смело вступай с ними в бой ?
И приветливо жизнь улыбнется.

Великан ? дуб. Это часть какого-то стихотворения. Мама помнила этот кусочек наизусть. Очень славное…
2 апреля 1922. Какие ужасы! На Волге, и вообще в юго-восточных губерниях России, ужасный голод. Доходит даже до людоедства. В Москве образовался отдел Помгол [Комиссия ВЦИК помощи голодающим]. Они теперь начали грабить церкви, якобы для голодающих. А сами они всё это золото и серебро, должно быть, берут себе. Такой ужас! Входят в церкви в шапках, с папиросами! Ругаются, плюются. Когда я об этом вчера узнала, я так расстроилась, что даже есть не могла. Я сама видела, каккоммунисты на лошадях обирали церковь. Ужас!
ПримечаниеСправку о голоде см. в Справочных материалах.
8 апреля 1922. Суббота. Лёд идёт! Третьего дня вскрылась Москва-река, а вчера пошла, и лёд почти сошёл. Мы вчера ходили смотреть. Но тепло. Тепло! Сегодня 9 градусов. Нас распустили в школе в четвергдо понедельника Фоминой недели. Вчера был праздник Благовещенье. Мало гулять! Сегодня вечером мы ходили в церковь с вербами. Свечку не донесли. Ходили папа, няня, я, Ира и Ната. Я очень устала.
17 апреля 1922. Сегодня второй день Пасхи. На Страстной неделе мы говели. В субботу мы ходили к Светлой заутрене, и там с Ирой сделался обморок. В субботу все утро шёл дождь, а к вечеру прояснилось. Вчера было очень скучно, а сегодня не так. Столы у нас ломятся от еды: 8 куличей (было!), 3 пасхи, много своих яиц, свинина и баранина. Да ещё вино. Я не пью. (Не люблю).
2 мая 1922. Вчера было 1-е мая, праздник труда, и у нас в Студенце ничего не делали. Вечером мы провожали Надю Нечаеву и Лену до Пресненской заставы. На гулянье была бездна народу (все фабричные). Такая пестрота в костюмах. Редкий человек, у кого нет чего-нибудь красного. Очень многие женщины в красных платьях. Некрасиво. Сегодня я в гимназию не ездила, не в чем было: у меня порвались башмаки, относили чинить. 3 миллиона! А? Теперь обувь очень дорога: брезентовые туфли (у «Скорохода») стоят 10 миллионов. В последнее время у меня очень болят ноги и голова. Я принимаю железо. Ноги няня натирает скипидаром. Гораздо легче.
21 мая 1922. В четверг будет праздник Вознесения, мы приглашены к Диомидовым, чтобы вместе с нимиидти к Дурову. Говорят, что у него, кроме дрессированных животных, есть ещё дрессированные клопы и блохи! Вот ужас-то! Но, верно, очень интересно.
В ГОСТЯХ У ДУРОВА.

26 мая 1922. Пятница. Вчера был праздник Вознесение Господне. Мы провели день очень весело: у Дурова в «Уголке». Мы были у него в гостях, с Диомидовыми. Они с ним знакомы. Он их пригласил, а они нас. Мы с ним теперь тоже знакомы. Его зовут Владимир Анатольевич. Он очень добрый и симпатичный, но уже старый: он сам сказал, что через год ему будет 60 лет. У него есть жена и дети.
У Дурова было очень хорошо. Сначала он нам показывал свой Музей и рассказывал о животных и о своих похождениях. Например, рассказывал, как он ездил по городу на дрессированной свинье, как запрягал в телегу большую черепаху, как ездил на ручном страусе. Потом он рассказывал, как подавлял инстинкты враждующих животных. Например, у него в одной клетке жили козёл и волк, в другой ? лисица, кролик и курица, а в третьей ? медведь, змея и ещё кто-то (забыла, кто). …Вообще много интересного рассказывал. Народу было много: все его знакомые. Погода была великолепная, но очень жаркая.
После осмотра музея мы пошли в сад. Дуров показывал нам двух дрессированных обезьянок: одна ?мартышка Ганя, другая ? макака Джипси. Они очень забавные. Потом он нам показывал верблюдаЧижика (двугорбого), белых осликов и двух сов. Потом лисиц, кошек, медведей, барсуков, свиней, попугаев и прочих. У него есть дрессированная курица.
Потом он повёл нас в свой Театр. Там представляли кролики и морские свинки. Дуров пояснял, что они делали. Очень интересно. Как на одном островке в море есть городок. Вышло солнышко, и начался трудовой день. Один кролик вывез из домика тележку с мешком, а в мешке будто бы мука. Он остановился, а другой кролик у него этот мешок украл. Пришел милиционер, потом генерал. Стали искать вора. Потом дети бежали в школу. Потом пришёл корабль с морскими свинками. И много ещё чего было. Потом мы опять гуляли в саду. За забором, в Екатерининском парке, всё время играла музыка. Там были карусели, народное гулянье.
Дочь Дурова (ей 20 лет) обладает загадочным для нас свойством (видно, тоже дрессированная): она очень ловко угадывает слова. Сам Владимир Анатольевич обладает силой внушения: он внушил своей дочери, чтоб она подошла и поцеловала его. Она это исполнила.
Потом Дуров попросил папу написать на листочке разные слова, всё равно, какие. Слова папа выдумывал сам и написал такие, например: трамвай, самовар, крыса, карандаш и тому подобное. Каждое слово под одним номером. Дуров ей все слова с номерами подряд прочел, и она (видно, такая у неё память) угадывала слово по номеру или номер по слову. При отгадывании слов Дуров ей внушил, что она забудет два слова, и она, действительно, забыла, что было ей, видимо, очень неприятно. Это отгадывание и внушение мне больше всего понравилось, и, так как я не всё ясно понимаю, то меня это очень интересует.
Потом Дуров показывал нам белых дрессированных крыс. Он говорил, что крысы очень чистоплотные и умные животные. У него очень умная и хорошая собака Марс. Она понимает звуки рояля. Например, если взять ноту «ДО», то она подойдет к роялю; если взять «ДО диез», ? она сядет; если «РЕ» ? она сядет на кресло; если «МИ» ? она уйдет в другую комнату и так далее. Этим Дуров хотел доказать, что животные обладают музыкальными способностями.  Дуров может внушать не только людям, но и животным. Он сказал нам: «Я сейчас внушу Марсу, чтобы он подошёл ко мне, потянулся, почесал сначала один бок, потом другой». Дуров стал думать ? и что же? Марс подошел к нему, потянулся и почесал оба бока. Чудеса!Потом мы пошли (далее страницы вырваны).
1922 год (продолжение)

ДНЕВНИК ИРЫ
17 июня 1922. Были Мусины рождения (ей исполнилось 15 лет). В подарки Муся получила большей частью книги. Утром ходили купаться, вечером опять играли в крокет.
24 июня 1922. Все эти дни стояла ужасная погода: шел дождь, и было холодно. Папа говорит, что дожди стоят, оттого что где-то в Атлантическом океане провалился остров, и от этого Гольфстрим повернулся к Белому морю.
12 июля 1922. В воскресенье мы получили письмо от дяди Лёвы [брат матери] о кончине дорогой бабушки [Наталья Львовна Крамаренко-Сикорская]. Мама очень плакала. Она каждый день читает нам «Давида Коперфильда» Диккенса.
25 июля 1922. В субботу 15 июля была годовщина, как исполнилось 16 лет свадьбы папы и мамы. В подарок им мы приготовили букет полевых цветов. Папа больше не заведующий Студенцом, и так же иЕвгений Ильич Злобин. Заведующий теперь Зиновьев.
23 августа 1922. В воскресенье 19 августа мы снова переехали на Садово-Самотечную.
9 сентября 1922. Мы уже совсем устроились. Мы с Мусей теперь учимся во втором Реальном училище. Скоро и Ната перейдет в эту школу. Мне здесь нравится больше, чем в гимназии Ржевской.
1 октября 1922. Воскресенье. Уроки в Реальном училище очень лёгкие и интересные. На этой неделе наш класс два раза был в Историческом музее. Но ходить очень далеко, на Красную площадь. Папины уроки очень интересны. Я хожу не только на зоологию, но даже и на ботанику с пятым классом.
8 октября 1922. Сегодня мои рождения, мне 14 лет. Подарков я получила очень много: от Наты общую тетрадь, от няни салфеточку и носовой платок, от мамы три пары чулок и белую ленту, от Муси мячик, от папы два больших арбуза. В два часа мы обедали и с нами ели Кирилл Гаврилович [Смирнов, директор школы] и Константин Иванович Пангало (у него была здесь лекция).
31 октября 1922. Зима. С 20-го числа уже начал идти снег. В воскресенье я всё утро провела в кабинете у папы, срисовывая картины по зоологии. В тот же день мы с Мусей были на лекции о путешествии по северному морю. Эта лекция была не особенно интересна, но и не скучна.
3 ноября 1922. Вчера я, мама и Муся зашли к Диомидовым. У них теперь несчастье: Алексей Михайлович сидит в тюрьме. Зато я там получила в подарок меховую шапочку.
30-го ноября 1922. С 15 октября у нас начались зачеты и только недавно кончились. В дни зачетов нас водили в кинематограф. Было очень интересно: сначала показывали жаркие страны, а потом разные картины и сцены.
2 декабря 1922. Сегодня в школе устроили платный концерт в пользу школы, затем бал и буфет. Я танцевала всё без разбора, кроме мазурки и танго.
18 декабря 1922. Крольчиха Муза уже родила детей и переехала к папе в кабинет. Так как няня больна, то нам приходится стряпать и водить к ней козу (чтобы доить). Мы набрали компанию в 20 человек, и теперь каждое воскресенье учимся танцевать.
1923 год

ДНЕВНИК ИРЫ
27 января 1923. Новый год 31 декабря мы встречали одни очень хорошо. В школе нас распустили 4 января до 23 января. Рождество мы провели довольно весело. В сочельник мы, как всегда, получали подарки. Я получила три ленты, ножичек от Муси, наперсток и катушку ниток от Наты и тесёмочку для креста от няни. Муся получила то же самое и от папы книги «Крошка Доррит» и «Большие ожидания» Диккенса.
24 февраля 1923. Сразу после Рождества папа уехал в отпуск в Дом Отдыха на станции Сходня.Приехал он только за неделю до Масленицы. На мамины рождения 9-го февраля, у нас вечером были гости.Папа играл с нами, нам было очень весело. Кроме того, папа начал учить нас кадрили. В четверг на Масленицу в школе был платный спектакль, но мы с Натой опять прошли бесплатно. А в последнее воскресение Масленицы в школе опять был бал. Вчера занятий не было, потому что был какой-то коммунистический праздник [День Красной Армии]. В школе была лекция, учеников пришло много. До лекции все катались на горе в нашем дворе, а после лекции были танцы. Теперь за Мусей ухаживает Леша Синяков [после окончания школы они поженились]. У крольчихи Музы недавно опять родились дети.Козы живут хорошо. Все мы живем хорошо, кроме Наты. У неё, когда она каталась на горе, мальчики случайно вышибли половину зуба, и теперь она ездит с мамой к зубному врачу.
4 марта 1923. Воскресенье. Утром я пошла в школу, заниматься зоологией. На уроке танцев я танцевала с Романом Гроссманом, а Муся с Масловым. Вечером у папы и мамы были гости.
18 марта 1923. Воскресение. Сегодня утром я пошла в папин кабинет, рисовать рыб. А папа и Ната в это время ходили на рынок покупать птиц. Сегодня какой-то праздник Вечером в школе была лекция, очень длинная. А потом Кирилл Гаврилович разрешил потанцевать. Было очень весело. Я танцевала без перерыва всё время с мальчиками.
какой-то праздник — это День памяти Парижской коммуны 1871 года].

1 апреля 1923. В пятницу я в школу не ходила, потому что мы говели. Через неделю уже Пасха, а на дворе так холодно, хуже, чем зимой.
15 апреля 1923. Воскресение. В четверг на Страстную неделю я заболела. В пятницу пекли куличи, делали пасхи, запекали окорок и пекли печенье, а в субботу только жарили баранину. К заутрене я не ходила, потому что у меня был маленький жар. Няня тоже не ходила. В час ночи папа, мама, Муся и Ната вернулись от заутрени, и мы стали разговляться. Перед кофе мы получали и дарили подарки. От папы и мамы мы все получили ситцу на платья. Папе и маме мы подарили коробку конфет, а няне конверты, бумагу и кусок мыла. Няня нам подарила ещё до Пасхи по пять миллионов. Папа с утра уехал делать визиты. Среди дня к нам приходили с визитами Гроссманы. Потом всю неделю или мы ходили в гости, или к нам приходили.
20 мая 1923. Воскресение. Первого мая я и Муся пошли, было, с шествием на Ходынку, но на Тверской мы отстали и ушли домой. В этот четверг было Вознесение. Мы ходили с папой на экскурсию в Петровско-Разумовское. Сегодня опять ездили на экскурсию на Воробьевы горы. Набрали очень много цветов и вечером их разбирали.
ИЮНЬ 1923. Теперь у нас летняя школа. Мы занимаемся французским, немецким и математикой. Ходим на экскурсии, большей частью, с папой. Ната с мамой уехали в Лианозово. Ната будет жить там у наших знакомых, Либиных, так как она очень ослабела, и ей непременно нужно на дачу, а мама поехала её отвозить. В начале месяца няня уехала в деревню к родным, и не знаю, когда она приедет к нам обратно. Теперь козу дою я, а стряпает нам Федора.
ИЮЛЬ 1923. 9 июля к нам из Киева приехал Саша Бушкович, наш двоюродный брат (сын маминой сестры, тети Вали). Ему только 17 лет, а он уже едет один в Америку учиться. Раньше Саша служил в АРА[Американская Администрация Помощи ] и там научился английскому языку, а теперь, когда АРА уезжает в Америку, то и он захотел ехать с ними. Он очень толковый и умный мальчик.
4 ноября 1923. Мои рождения (8 октября) праздновали вместе с именинами Муси 13 октября. Два раза я была на выставке (первая ВДНХ), но мне не очень понравилось. Сегодня у нас были дядя Аркаша (сводный брат отца) и тетя Оля (родная сестра отца). Теперь каждое воскресение у нас бывают квартеты, в которых участвует папа (2-я скрипка).

ДЕКАБРЬ 1923. Теперь папа участвует в оркестре «Торт», они дают концерты и зарабатывают этим деньги. Квартеты у нас тоже бывают, но не всегда по воскресениям. Недавно у нас был квинтет.
Теперь у нас два Рождества: одно Новое, другое Старое. В школе отпускают нас на Новое. А мы хотим не прийти в школу и на Старое. По воскресениям некоторые из нашей группы занимаются с папой по химии (практические занятия), в том числе и я.
30 декабря 1923. 25 декабря папа заболел плевритом и лежал несколько дней. Во время болезни, лёжа в постели, он занимался рисованием.

Примечание: За три дня, пока он лежал, 26, 27, 28 декабря 1923 года, Михаил Павлович нарисовал более 20 рисунков, на которых в шутливой манере изобразил своих сослуживцев по Московскому Обществу и Музею учебных пособий, а также «Типы оркестра Торт», самодеятельного оркестра, в котором музыкантами были те же сослуживцы. Эти дружеские шаржи, видимо, были предназначены для предстоящей совместной встречи Нового 1924 года. Эти рисунки напечатаны в конце книги.
1924 год

ДНЕВНИК ИРЫ

27 января 1924 года. 21 января в понедельник умер Ленин, а узнали мы об этом 22-го. В этот день был праздник [День памяти погибших у Зимнего Дворца в Кровавое воскресение 9 января 1905 года], и в школе должен был быть доклад, но благодаря смерти Ленина его отменили. Также закрыли все увеселительные места, в том числе и каток. Всюду теперь висят красные флаги с черными лентами, а в школе у нас было всего два дня приличного учения, четверг да суббота. В среду нам что-то сказали про Ленина, а утром в субботу мы, дети, ходили смотреть на Ленина. Теперь страшно холодно, более 20 градусов мороза, поэтому мы с Мусей были очень закутаны, а Нату не пустили совсем. Ленин лежал в доме на углу Охотного ряда и Большой Дмитровки, а хвост стоял по всей площади Охотный ряд. В школу пришли в 8 часов утра, а домой вернулись в 10 часов, сравнительно скоро. Сегодня Ленина хоронят, и потому трамваи не ходят, магазины и рынки закрыты, и даже у нас нет практических занятий по химии. В 4 часа,когда Ленина опускали в склеп, все поезда остановились, по всей Москве был гул, не особенно сильный (вроде того, как шумят телеграфные столбы), и несколько пушечных выстрелов.
МАРТ 1924. В конце февраля я заболела и пролежала несколько дней в постели. Ох, что-то я в этом году часто болею, то горло болит, то голова болит так, что ноги подкашиваются. Да, куда я слабее, чем в прошлом году. А 24 марта заболел папа: у него воспаление лёгких. 8 апреля мы кончаем заниматься, и теперь идут зачеты.
Уже давно в школе образовался оркестр, в котором участвуют только ученики. Я хожу слушать, Муся играет на «casso», а потом будет играть на контрабасе. Ната учится на виолончели, а я только на пианино, и того для меня достаточно. Теперь я страшно много читаю.
Примечание. О школьном симфоническом оркестре см. Биографический очерк. Там же на фотографии оркестра можно увидеть Мусю с контрабасом и Нату с виолончелью.
ИЮЛЬ 1924. Сегодня утром в 11-м часу с вокзала приехала к нам Нина Даева, дочь дяди Аркаши. Дело в том, что дядю Аркашу, не знаю, за что, выслали из Петербурга в Казань, и он уже там. А вслед за ним выслали и его семью, и сегодня тётя Пуся, [его жена], Нина и Боря [их дети] проезжают туда. Так как [между поездами] оставалось время, то Нина заехала к нам. Папа, мама, я и Ната поехали на вокзал их провожать. Тётя Пуся и Нина очень славные, а Боря умственно отсталый, и потому не славный. Поезд, с которым они едут, очень неудобный и нехороший, они еле устроились. Бедные, бедные, мне их ужасно жалко. Им теперь придётся два года безвыездно жить в Казани, так как дядю Аркашу сослали туда на 2 года.
Примечание. Аркадий Павлович Даев (1872 — 1937) — сводный брат Михаила Павловича, сын отца от первой жены. О нем см. в справочных материалах.
Пишу я это в 2 часа ночи, уже совсем светло, и я не зажигаю лампы, а расположилась у окна. Оно открыто, и я в одной рубашке, и то мне не холодно. Муся уже спит, у папы Квартет, а я не могу спать. Так хорошо, я только что прочитала «Ингрид». Но как жаль, квартет кончился. Я слышу, они идут. Мне нужно ложиться и притвориться спящей.
30 июля 1924. Как хорошо: я на даче. Вчера мы с мамой и Натой переехали в Лосиноостровскую. Вчера с вечера я очень долго не могла заснуть, а сегодня утром проснулась ещё до восхода солнца. Спать не хочется, и я встала. Сижу на терраске и смотрю, как начинается жизнь. Пока ещё видны одни только животные. Сейчас выгоняют коров. Ната ещё спит. Что я буду делать одна, не знаю. Во всяком случае, скучать не буду, у меня есть книги, но так хорошо, что хочется идти гулять.
3 октября 1924. Мы благополучно прожили месяц на даче. Уже месяц как мы занимаемся. Сначала думали, что у нас будет химический уклон (в каждой школе должен быть какой-нибудь уклон), по потом его отменили. В среду были мои рождения, мне