НОВОСТИ ФИЛЬМОГРАФИЯ САМОТЕКА УРЛАЙТ ГРАФИКА ВИДЕОАРХИВ ФОТОАЛЬБОМ - ДЕРЖАТЬСЯ КОРНЕЙ

Юрий Непахарев и студия "Синева фильм"

Самотека. Юрий Непахарев, Илья Смирнов, Юрий Якимайнен
выставки, акции Самотеки
Фотоальбомы Самотеки. Самотека. Юрий Непахарев, Илья Смирнов, Леонид Дубоссарский
ЖУРНАЛ "УРЛАЙТ"

 

Выставки и акции.
Салун Калифорния.
Атаман Козолуп.
Марш Шнурков.
Заселение Помпеи.
Илья Смирнов - Время колокольчиков.
Илья Смирнов - Мемуары
.
Леонид Россиков - Судьба монтировщика.
Юрий Якимайнен - проза.
Алексей Дидуров - поэзия.
Черноплодные войны
.
Игральные карты Самотёки.
Токарев Вадим о живописи.
Лебединное озеро.
Фотоархив Самотеки.
Архив новостей Самотеки.
Олег Ермаков - графика, скульптура.
Дневники Муси и Иры Даевых.
Мастерская на Самотеке.
Мастерская на Лесной.
Косой переулок.
Делегатская улица.
Волконские переулки.
Краснопролетарская улица.

Илья Смирнов, Константин Звездочетов


ББК 85.31 
у 68

УрЛайт.

Альманах под редакцией ИЛЬИ СМИРНОВА. Алма-Ата: 
ИСКЕР, 1991. - 74 с.

Альманах "УрЛайт '91" - это последний очередной номер всегда популярного среди молодёжи России журнала, до последнего времени неофициально выпускаемого в Москве. Статьи альманаха посвящены прежде всего современному состоянию рок-музыки, рок- и суб-культуры, "андерграунда", политической обстановке в целом. Авторы и участники интервью альманаха живописуют мораль и сознание отечественной молодёжной среды: это делает альманах незаменимым для чтения повсеместно.

Продюсер ИГОРЬ ПОЛУЯХТОВ /МКФ "Искер"/

Гл. редактор ИЛЬЯ СМИРНОВ

Художник ЮРИЙ НЕПАХАРЕВ

у 4908000000 - 091 
   407(05( - 91           ДП.91 
ISBN5-628-01155-Х

(С) "УрЛайт", 1991
(С) Ю. НЕПАХАРЕВ, оформление, 1991

Отпечатано с оригиналов, представленных редакцией альманаха.
Издание осуществлено молодёжной коммерческой фирмой

"ИСКЕР" (С)



обложка журнала Урлайт - художник Юрий Непахарев

РАЗДЮДЮХ
СТАДА ГЕРИОНА
ОКСВА
СКАЗКА ПРО ДЕВКУ
ИНТЕРВЬЮ С С.НОВГОРОДЦЕВЫМ
МЕМУАРЫ
ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
ИГГИ ПОП: СКОВАННЫЙ ВЗРЫВ
КОМУ НЕ СПИТСЯ В НОЧЬ ГЛУХУЮ
СКАРАБЕЙ
МАКСИМКА-СОЛНЫШКО

Папка вернулся - художник Михаил Смекалкин

НЕ ЗАБУДУ МАТЬ РОДНУЮ!

Этот номер, судя по всему, и не должен был появиться. Ведь нужно крепко закинуться циклодолом, чтобы видеть какое-то живое шевеление, тем более "движение" там, куда два года назад положили отечественный рок. А наше издание /"Зеркало"-"Ухо"-"УрЛайт"/, как ни крути, выросло именно из рок-движения, и вместе с ним должно было погибнуть.

"Шпалы кончились, рельсов нет..."

Обратите внимание на лингвистический феномен: в подполье слово тусовщик не значило ничего хорошего /дешёвый, пустой человек, халява - в противоположность тем, кто что-то делал, рисковал, брал на себя ответственность/. Нынешняя "молодёжная пресса" употребляет его почти как комплимент. С чего бы это?

Тусовщик в природе изменчив как Блудодей в ХШ главе III книги "Пантагрюэля", но все его формы сводятся к одному, вполне определённому человеческому типу. "Если человек может принимать для себя и Куняева и Patti Smith, - пишет Д.Морозов в УрЛайте №4, - возникает вопрос о наличии у него самого какой-либо системы ценностей и умственных способностей... отсутствие именно этих вещей как раз и отличает стопроцентного тусовщика в худшем смысле слова. "Ср. у И.Кормильцева, который ещё в 87 г. утверждал, что рок-движение "на 90% состоит из тусовщиков, не обременённых ни культурой, ни убеждениями, ни чувством собственного достоинства". Внимательный читатель может заметить, что всё это очень похоже на определение "усовершенствованного коммунистического человека" у А.Авторханова. Однако на самом деле корни этого /как и других "чисто советских" явлений/ уходят куда глубже 17 года. Ведь то же самое писали древние авторы о психологических особенностях раба, отличающих его от свободного гражданина - хозяина отцовской земли, наследника славы предков, участника народного собрания в своём родном и любимом городе. Для нас же особенно важно то, что в обществах тотального рабства "тусовочное" отношение к жизни распространяется на все слои, от беднейших пролетариев до интеллектуальной элиты и знатнейших вельмож: "здесь первые на последних похожи".
Тусовщик выел отечественный рок изнутри. Из останков выползли на свет Божий две разновидности. "Сытая" разновидность подробно описана нами ещё в "Ухе" - кстати, могу бесплатно подарить искусствоведам один простой тест: если в компании художников или музыкантов более 15 минут говорят о деньгах и перетекающих в них предметах /визы, обмен, шмудяк еtc./ то больше на этих людей не стоит тратить времени. Для сравнения: наш друг занимается ремонтом помещений, чем и живёт - но в компании предпочитает беседы не о том, почём сверла для дрели и где вчера давали лак, а как раз про книжки, спектакли и фильмы.

"Голодные" тусовщики /менее известные публике/ - существа злые, оборванные, по средствам пьяные и абсолютно непродажные /пока не нашёлся покупатель/. Себя они гордо именуют "андерграунд". И со словом этим - тоже сплошные загадки. При тоталитарном режиме, когда все, что специально не разрешено -запрещено, а всё, что разрешено - обязательно, любая сфера человеческой жизни делилась на официальную и подпольную часть. Границу пролагал карающий меч государства. Но что понимать под "подпольем" сегодня? И почему по-английски? Видимо,механизм тот же самый, о котором рассказывает М. Задорнов: советский человек вынужден писать в отчёте "производится отгрузка бахчевых культур", потому что если он скажет по-человечески: "арбузы отправлены", сразу же возникают лишние вопросы: - А где арбузы-то, ... твою мать?!
При всём внешнем несходстве Сытый и Голодный тусовщики - глубоко родственные души, что раз за разом проявляется в любой конфликтной жизненной ситуации. Правда, Сытый всегда был склонен называть вещи своими именами: "А чего? Надо продаваться и подороже, пусть у "совков" будут финансовые трудности!" а Голодного, по скудости питания, не хватает даже на это, и он, если образован, то защищается как скунс - испускает потоки словоблудия по самым ясным вопросам /можно ли писать доносы на своих же друзей? хорошо ли сотрудничать с "Памятью" и с журналом "Молодая гвардия"? еtc/. Если же образования не хватает, он будет просто тупо молчать: мол, чего вы от меня хотите, вы же знаете, что я всю дорогу в жопу пьяный.

Запах, к сожалению, во всех случаях одинаковый.

От нашего рок-н-ролла осталось, таким образом, всего несколько человек, которые давно уже не объединены общей культурной средой, а напротив - сохраняются только благодаря то-тому, что связаны с какими-то внешними, не-роковыми традициями и кругами общения.
Далее: тусовщик уже практически навёл порядок и в демократическом движении. Это движение - такое, каким мы его помним по грандиозным митингам в Лужниках во время I съезда народных депутатов СССР - начало рушиться летом 1990 г., причём метаморфозы "демократов" удивительно точно повторяли то, что происходило с рокерами двумя годами раньше /см. "Гибель богов" - УрЛайт № 6/.
Придя к власти, латвийский "демократ" А. Крастыньш требует лишить избирательных прав всех не-латышей, чьи предки не проживали в Латвии до войны: то есть подвергнуть множество людей уголовному наказанию /лишение гражданских прав есть уголовное наказание/ без вины, без суда и по закону, получающему обратную силу. Ему подпевает из Эстонии Марью Лауристин, которая ещё прошлым летом красиво агитировала в Лужниках "за нашу и вашу свободу". Молдавские ученики генерала Родионова, вдохновляемые не ЦК КПСС, а Народным Фронтом Молдовы, уже не газами травят, а просто расстреливают жителей г. Дубоссары. Но наши "друзья народа" в Москве молчат, как будто кое-что в рот набрали: войдите в их положение, им надо доиграть "республиканскую" карту против Горбачёва, а тут вы с вашей справедливостью. Кроме того, у молодой народной власти просто нет времени между заграничными тусовками: "ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осло." Тем временем здесь, в Москве И.Сычёв из "Памяти" выступает на Пушке - на очередной тусовке Демсоюза. Всё это неминуемо должно было случиться.
Демократия в политике невозможна без соответствующей социальной базы: экономически независимого "3-го сословия" /предприниматели + квалифицированные рабочие + фермерство/ для формирования которого нужны годы стабильного развития. Забывая об этом, демократическое движение закономерно выдвигает на авансцену политических тусовщиков и вырождается в очередную "революцию рабов", бесчеловечную по своим проявлениям и жалкую по результатам.
В политике тусовщик громче всех кричит, поскольку не отвечает ни за одно своё слово. Как шакал, он набрасывается только на того врага, который уже не опасен. Правильно рассчитать момент - тоже своего рода боевое искусство: все ещё не поняли, что хищник смертельно ранен /кем-то другим/, а ты уже знаешь это, и вцепляешься ему в глотку под восхищённые аханья публики: "Ах, какой смелый." Тем более по плечу - воевать с мёртвыми.

Наверное, зря у нас наставили столько памятников Шер-ханам - хотя это наша история, от которой никуда не денешься - только когда я вижу, как памятник Шер-хану атакует стая шакалов Табаки, то поверьте, хочется блевать.

Говорят, что человек есть выбор, который он на себя принимает. Кстати, не так уж часто нам случается принимать действительно важные решения /многим вообще никогда/. Это как стрелки на рельсовом пути:

"Родился и давай - по рельсам как трамвай. Сошёл - не обессудь, по кочкам понесут." Можно сойти с выбранного пути и между стрелками: "Куда ж это я? Что я наделал?" - но тогда происходит опасное для жизни крушение. А до следующей станции, как правило, уже находишь своему маршруту удобное оправдание и привыкаешь к окружающим запахам. Особенно если на станции идёт продовольственный заказ.
В этом смысле тусовщик самореализуется всего один раз: когда становится тусовщиком.
Хотя все мы воспитаны в этих условиях, и раз так, рабская тусовочная душа живёт в каждом из нас, и я, пишущий эти строки, тоже должен отвечать за лицемерие и ложь.
Вправе ли мы сегодня осуждать молодых музыкантов за то, что те не умеют играть и не хотят учиться, если сами мы в неподцензурной печати провозглашали наших приятелей "выдающимися виртуозами", вместо того, чтобы сказать, как есть: "Хорошие ребята, смело борются с режимом, за что и достойны уважения"?
И когда год назад мы ходили на демонстрации "Защитим Гдляна!" - мы что, не знали, как был замучен в тюрьме старый эстонский профессор И. Хинт? Знали. Но не говорили людям честно: "Поддержите Гдляна, потому что Лигачёв ещё хуже" - а лгали что-то патетическое про "героизм" и "борьбу с кремлёвской мафией".
И когда я ставил в "УрЛайт" № 4 Программу Народного Фронта Латвии как образец для подражания - не предупреждали меня, что кое-что в этой организации и её программе отдаёт "Памятью"? Предупреждали - могу сказать.кто: писатель Роман Григорьевич Подольный, ныне покойный, предсказал еще два года назад все нынешние метаморфозы прибалтийских Народных Фронтов. Предупреждала в самой редакции УрЛайта Марина Тимашева /она же предупреждала о Жарикове еще когда он был музыкантом, а не стукачом/. Да неужели я сам не видал в Программе НФ такой обалденный §. Конечно, всё это я видел. Но не хотел "акцентировать внимание": по принципу "своё говво не пахнет".
Или как изящнее выражался Иван Грозный, наставляя судей: "Судите праведно, наши виноваты не были бы".

Видит Бог, на этом пути лучше вовремя остановиться. Паскудно участвовать в шакальих плясках под любую музыку, будь то "Ленин, Партия, Комсомол", "Белые розы" или наш, с позволения сказать, "панк".

И мы не станем лизать жопу тем, кто мчится на "меседесах" из валютного кабака в валютный кабак, обдавая грязью голодных детей и нищих стариков - так же как не лизали тем, кто ездил по этим маршрутам на чёрных "волгах" и "чайках".*

Не знаю, долго ли проживёт УрЛайт, следуя таким принципам - весьма неудобным в эпоху перехода из Древнего Египта через феодальную раздробленность к европейскому рынку ХVI века. Могу только ещё раз повторить любимое изречение Конфуция:

"Когда в государстве нет дао, стыдно быть богатым и знатным".
Ну а тусовщиком стыдно быть всегда: всё равно что ходить немытым, сраным и заблёванным.

* Впрочем, есть основания полагать, что по кабакам тусуется одна и та же публика: ведь даже кооператоры (если они что-то делают, а не воруют) всё равно не имеют на это ни времени, ни средств.

художники Юрий Непахарев и Вадим Токарев, историк Илья Смирнов, музыкант Доктор Мефодий. Галерея